Nikeight
«8 минут до…»

Холодный воздух сотрясало адское гудение ночного города. Выкуривая последнюю сигарету из пачки, он подумал, что именно страх перед этой атмосферой заставляет его чувствовать себя живым. По телу пробежали мурашки, как от поглаживающей тебя лезвия стали, внезапно появившегося за твоей спиной в темном переулке. Генри называл это инстинктом.

8 минут

Инстинктом самосохранения, или его «единения с миром», называйте как хотите и все равно не ошибётесь. Генри почувствовал, что у него есть 8 минут. Но 8 минут до чего? Что произойдет через 8 минут? Человек, по своей природе пессимист, и Генри начал готовиться к худшему. Он зашел в комнату, закрыл за собой балкон и сел за стол. Достал ручку и чистый лист бумаги. Настроение было предзавещательным. Это настроение, которое возникает перед написанием завещания. В какой-то момент Генри растерялся, и даже на мгновение почувствовал «французский синдром», настолько ему показалось непривычным все вокруг: книжные полки, голые стены, убитые комары, навечно ставшие частью потолка. Что ему было завещать? Никакого наследства – никаких наследников. Самое ценное – коллекция музыки, которую каждый может скачать из интернета, сборник фильмов, которые можно просмотреть он-лайн. Генри запутался в двух мыслях «кому?» и «что?» так же быстро, как люди теряются в трёх соснах. Для собственного успокоения, он достал из стола новую пачку крепких сигарет и закурил её, обжигая огнём пальцы.
Дым мягко стелился по бумаге, в которую был завёрнут табак, плавно скользил до фильтра и поднимался в воздух. Движение дыма завораживало Генри, и на мгновение его даже покинула тревога. Он скомкал чистый лист бумаги, выбросил его в урну и достал новый.

7 минут

«Что я успел сделать»

Генри вывел каждую букву посредине листа, а они все равно расползлись по строчке мягким тестом. Он в хронологической последовательности начал записывать все достижения.
«Я умею писать»
«Я умею читать»
«Я окончил школу»
«Я поступил в университет»
«Я окончил университет»
«Я устроился на бесперспективную работу и зарабатываю себе на жилье и еду без излишеств»
«Я прожигаю свою жизнь в бездействии»
«Я посмотрел тысячи фильмов и потратил своё время»
«Я прослушал тысячи песен и не создал даже обычную мелодию»
«Я прочёл сотни книг, и не написал ни одной»
«Я знаю, кто я такой, но не знаю людей вокруг»
Генри отвлекся и заметил, что его «достижения» становятся все более и более пессимистичными.
Он перестал писать, и стряхнул ствол пепла в пепельницу. Конец сигареты был практически у кончика его носа, Генри уже ощущал жар от тлеющей бумаги и табака.
Оглянув свой первый вариант списка, он перевернул бумагу и написал посредине листа:

6 минут

«Чего я не успел сделать»

Этот список было составлять намного легче, видимо в человеке всегда есть резерв невыполненных планов и желаний, амбиций и стремлений, которые, к сожалению, так и остаются резервом, о котором мечтаешь перед сном и в долгом пути. Генри писал долго, прервавшись лишь один раз, чтобы потушить сигарету, раздавив её фильтром об пепельницу. Когда лист закончился, он остановился и взглянул на свою работу.
- Черт возьми.
Его голос прозвучал в тишине как смертельное удушье богатой жизни.
- Если я столько всего ещё хочу сделать – я совсем не хочу умирать.

5 минут

Генри охватил страх перед неизбежным. Он чувствовал, как времени становится все меньше и меньше, осталось около пяти минут, а потом произойдет нечто плохое. Нечто неосязаемое, немыслимое, непредвиденное, неожиданное. Поезд страха начал движение в его сердце и отправился по рельсам вниз, к желудку.
К горлу подступил комок, такой же вязкий как мокрый песок, как цемент. Длинные пальцы начали трястись и каждый удар сердца, словно удар по рельсам невидимого поезда, отзывался в голове неугасающим эхом, становясь сплошным адским гудением.
«Адское гудение ночного города…»

4 минуты

Сравнение с адским гудением ночного города напомнило Генри о примитивных удовольствиях, связанных с ночным временем суток. Обжигающий горло алкоголь, клубы дыма от сигарет и приятная тяжесть внизу живота от красивой девушки. Волнение, сравнимое со страхом, когда вы остаётесь наедине, в компании всё тех же сигарет и алкоголя, и устраиваетесь удобнее. Дежурные фразы, сказанные в пустоту, ведь оба знают – к чему всё это ведёт.
Генри достал ещё одну сигарету, плеснул в кухонный стакан портвейну и захотел секса.
В сознании родилась мысль, что именно контролирование животных инстинктов делает homo sapiens – человеком. Следом в сознании родилась мысль, что контроль собственных же эмоций и желаний – лицемерие и ложь. Потерявшись в большом количестве неписаных истин, Генри пришёл к …

3 минуты

… равнодушию. За 3 минуты, что остались у него, он успеет скурить только одну сигарету, не успеет напиться и уж точно не успеет найти женщину. Остаётся лишь контроль собственных эмоций и гордое звание «ЧЕЛОВЕК», что Генри и записал на обратной стороне листа, где был перечень его «достижений». Браво, можно гордиться собой, складывать руки на груди и спокойно дожидаться завершения пьесы. Пьесы, под названием «Недо-жизнь человека Генри», при участии Тома Стоппарда и всех Шекспиров вместе взятых.
Портвейн опустился к желудку, обогнав поезд страха, застрявшего между рёбер, и наступило…

2 минуты

… спокойствие. Алкогольное тепло распространилось по его телу, руки расслабились. Он не был пьяным, но приблизился к чувству минутной умиротворенности, как морской берег перед началом прилива и если закрыть глаза, он уже мог видеть звёзды и целые галактики, которые перед его взглядом замирали и позволяли рассмотреть себя. Опустошение заменилось порядком, угнетённое состояние – покоем, а беспорядок в голове – скованными одной цепью мыслями и планами. Планами, что рисковали сейчас упасть в пучину неизвестного, но уже совсем близкого будущего. Генри откинулся на стуле: в одной руке он держал стакан с портвейном, другой вырисовывал ручкой знак бесконечности «8» на той стороне листа, где были все те вещи, которые он не успел сделать. Так Генри стал…

1 минута

… счастлив. Счастье бывает разным. Бывает, что это просто состояние души, а бывает – что это окружающая тебя сфера. Бывает духовным, а бывает материальным, и никто не знает – что из этого более долговечное. Но сейчас Генри был счастлив. Счастлив от того, что он перебрался через все страхи и нервозы к легкому светлому чувству, от того, что все его проблемы уже оказались позади, а впереди – 1 минута неизведанности, перед неминуемым.

Генри вышел на балкон, закурил новую сигарету.

Прохладный воздух жужжал от движения ночного города, который пел свою песню всем жителям: и тем, кто спит, и тем, кто живёт именно сейчас. Куря эту сигарету, Генри подумал, что именно счастье заставляет его чувствовать себя живым. По телу пробежали мурашки, какие бывают от хорошей музыки, от нежного прикосновения девушки. 8 минут пролетели неописуемо быстро и тянулись бесконечно долго. Вдохнув ночной воздух, Генри понял, что от старой вязкой жизни его отделяли лишь 8 минут. 8 минут до конца света, и начала новой жизни.